(no subject)

 и да, в виду подешевения виски и прочего этот журнал переводится в режим френдз-онли

Да

«Демократию нужно пробудить. Это всегда означает потерю власти»

Запись опубликована Герой нашего времени. You can comment here or there.

Лента Андерса Вейля «Кто, если не мы», завершившая фестиваль немецкого кино в Петербурге, более чем уместна в ситуации разворачивающегося в России политического кризиса.

Фильм рассказывает о становлении Фракции Красной Армии (RAF), а его главные герои немецкие террористы, Андреас Баадер и Гудрун Энсслин. Из группы идеалистов, мечтающих изменить мир, они превращаются в убийц. В интервью WOS Вейль рассказал о том, как бунтарям не превратиться в людоедов и как из протеста вырастает демократия.

W → 0 → S Главная тема фильма – любовная, а основа сюжета — любовный треугольник между Баадером, Энсслин и ее мужем Бернвардом Веспером. Понятно, что революция и любовь очень хорошо рифмуются, но все-таки почему?

— Частное и общественное перемешано, одно перетекает в другое – для меня это было важно. В фильме есть эпизод, где герой выбегает на улицу голым – это интимность, но это и политический жест, протест против застывшего общества. И поэтому для меня было очень важным понять личностные, интимные моменты. И как раз на примере Гудрун Энсслин все это многообразие и сложносочиненность это можно очень внятно показать. Для Гудрун вопрос был не в каких-то простых социальных вещах, вроде понижения налогов — все требования были обращены к мирозданию. И задача была именно в спасении мира – не больше не меньше. Это свойство организма отдельного человека: все, что с ним происходит оборачивается глобальными процессами, претензиями к несправедливо устроенному миру.

W → 0 → S Вы специально навели фокус в истории не на историю Фракции Красной Армии, а на том, как она рождалась. И, таким образом, отстраняетесь от ответа на вопрос о том, какую роль RAF сыграл в истории Европы. Нарочно?

— Да. В Германии уже слишком много снято и рассказано про историю RAF. Ну, вот есть «Синдром Баадера-Майнхоф». А мне кажется важным осмыслить начало и зарождение движения, потому что такое начало могло получить разное развитие. Для меня лично выход в сторону насилия – это ошибка движения. Потому что это насилие никаких позитивных плодов не принесло ни в политическом, ни в моральном смысле.

W → 0 → S А насколько была возможность избежать насилия, не остаться в истории террористами?

— Если посмотреть на разные политические движения – видишь, что они вначале все мирные. И, если они недостаточно масштабны, то общество их игнорирует. И тогда движение либо обрастает сторонниками и расширяется, углубляется, либо этого не происходит из-за государственных репрессий, например. С государственной стороны возникают попытки криминализации движения – в Германии специальные агенты провоцировали, устраивали поджоги, одним словом, компроментировали движение. Но такие вмешательства государства происходят в момент, когда само движение находится на грани раскола между теми, кто отчаялся и выходит из игры и теми, кто продолжает борьбу в ином виде, уже силовом. Они-то и начинают делать то, на что их провоцируют: бросают бомбы. Движение становится криминальным, на уме у его участников ничего, кроме разрушения. Одновременно возникает определенный миф движения, романтизированный образ.

W → 0 → S То есть в том, что RAF стала террористической организацией, виновато государство?

— Нет, одно только государство здесь винить нельзя. При определенных обстоятельствах эскалации хотят обе стороны. И обе стороны получают то, к чему стремятся: у государства есть враг, с которым оно может бороться.

W → 0 → S Но ведь правда в фильме бросается в глаза сходство России наших дней и Германии 1960-х – там к власти вернулись фактически нацисты и близкие к ним круги, у нас – силовики.

— И в том, и в другом случае речь идет о ситуации, когда демократия застывает, не развивается. Это правление старых властных структур и растущее недовольство, несменяемостью властью. И главное – колоссальное недоверие с обеих сторон. В Германии 1960-х годов не было реального опыта демократии, двигались наощупь. Демократию нужно пробудить к жизни, наполнить определенным содержанием. Это всегда означает потерю власти. А властные структуры не принимают и мысли об отказе от частицы своей власти.

W → 0 → S То есть название фильма стоит понимать так, что все было не зря и из идеализма, крови, терроризма родилось современное общество Европы.

— Если взглянуть на все это с высоты птичьего полета – да. В перспективе ФРГ нужно было пройти этот период, чтобы найти себя. После смерти Баадера, Энсслин и Майнхоф пошла волна демократизации. Появились альтернативные СМИ, родилась партия «зеленых» — и это стало возможным во многом благодаря пережитым испытаниям. После того, как с обеих сторон были принесены жертвы, демократия наполнилась реальной жизнью. Но это вовсе не значит, что такой путь необходим для реальной демократии. Мы видим на примере самых разных стран, в том числе и на примере трансформации бывшей ГДР, что возможен путь в демократию без большой крови. Если есть разумные люди с обеих сторон, то кровопролития можно избежать. Главное, чтобы они были и вовремя приняли верные решения.

Иван Чувиляев

Длинный волос короткий метр

Так получилось, что второй раз за неделю - мое интервью (а по сути третье - в предыдущем материале было два монолога) про то, что нехер прогибаться и что надо прикрывать лавочку с качанием бабла из Минкульта. И существовать на нормальном рынке.
Я ненавижу все эти разговоры о государстве. Оно себя не оправдало, я от него ничего не жду. И никому не советую. Надо забыть о его существовании и, с позволения сказать, существовать в рыночных реалиях. Надо просто всегда помнить, что развитие кино – это не соседство десяти больших режиссеров. Кино развивает новый молодняк, который создает новые условия и новый язык. И единственное, чего реально не хватает – это поддержки этого молодняка. Во всем цивилизованном мире есть институции, которые готовы вкладываться в полный метр. Даже у басков. А у нас их нет[...]А вот если иметь субсидирование, прикрытый тыл, то ничего не получится – ничего не надо будет оправдывать, работать не надо будет.


(no subject)

(no subject)

хохохо
а ведь это был по-своему гениальный маркетинговый ход - чтобы жж несколько дней не работал. все уже на него хуй забили (и я в том числе) и заглядывали раз в сто дней поглядеть чо там во френделнте последние из могикан накатали и промотать ее ОЧЕНЬ быстро вниз чтобы убедиться что ничего интересного. а тут вспомнили что жж есть, стали писать-писать-писать. а вы говорите деградация, писать в стиле смс и статусов и ни знаком больше.